Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Простейшие укрытия в лесу: шалаши, навесы. Зимовья

 

Человечество на заре своей юности, как хорошо известно, строить не умело, и от неблагоприятных погодно-климатических условий и холодных сезонов скрывалось в пещерах, скальных и земляных нишах, под естественными навесами в виде выступающих скал, в звериных земляных норах. И далеко не сразу человек начал, по примеру звериных гнезд, приспосабливать для ночевок завалы леса, строить шалаши, делать балаганы из шкур животных, чумы и вигвамы, а затем и настоящие сооружения — землянки, полуземлянки, избы.

В наши дни в коротких однодневных и двухдневных выходах на природу никто уже давно не планирует строительство шалашей или использование зимовий — зимовье может быть занято. Палатки, легкие и прочные. комфортные и быстро устраиваемые переносные укрытия окончательно вошли в нашу жизнь. Простейшие же укрытия в виде шалашей, навесов и балаганов как ничего не стоящие и сооружаемые в основном из местных, подручных материалов применяются только ягодниками и добытчиками кедровых орехов. Однако в нашей жизни всякое бывает, и уметь соорудить простейшее укрытие из подручных средств и материалов должен каждый человек.

При кратковременной внезапной непогоде в лесу следует (при отсутствии плаща, куска полиэтиленовой пленки) «пересидеть» дождь под кроной густого дерева, учитывая, что сосна задерживает осадки на 20–25%, ель — на 60%, а пихта — на 70–80%.

Для ночлега можно приспособить вывороченное дерево «стоящее» на своих корнях и ветках, освободив от веток внутреннее пространство и уложив дополнительные ветки по бокам, однако более надежным и теплым будет специальное простейшее сооружение, и прежде всего двускатный навес, для скатов которого используется кусок сплошной, лучше прочной, полиэтиленовой пленки. Основные хлопоты в таком навесе (как и в шалаше) связаны с устройством главной несущей части — конька. Обычно в качестве конька используется достаточно прямолинейная жердь, которая закрепляется горизонтально между двумя деревьями (или укладывается на вбитые рогульки стойки). Роль «конька» может хорошо выполнить и туго натянутый между стволами капроновый шнур, веревка на высоте 140–150 см, на время монтажных работ пленка может быть закреплена на шнуре парой бельевых прищепок (или двумя шнурками-тесемками).

Теперь надо натянуть два ската навеса с помощью колышков, забиваемых в грунт через край пленки (низ ската). Понятно, что при таком способе закрепления пленки надолго не хватит, поэтому рекомендуется щадящее устройство: кусок шнура затягивается схватывающим узлом на конце пленки (для этого пучком травы, вложенным в пленку, образуется «шишка», в основании которой и затягивается узел), второй его конец таким же узлом закрепляется на колышке, колышек забивается в грунт под углом таким образом, чтобы скаты своеобразной палатки были растянуты и на них не было «морщин». Не останавливаясь на других видах укрытий, в частности, шалаше из веток. обратим внимание на подготовку площадки под укрытие и устройство очага.

Площадка, удобная для сна прежде всего, а значит ровная и достаточная для размещения всех укрываемых, горизонтальная, а еще лучше слегка покатая, определяет место устройства укрытия (именно площадка, а не близость двух деревьев для устройства конька). С нее надо убрать сучья, камни, выровнять неровности, срезав бугорки и заполнив землей ямки. Если погода позволяет, засветло надо подготовить ложе (лежанку) из мелких веток с листвой; не надо гнаться за пышной постелью, надо беречь природу, достаточно «подмостить» веток или травы ровным слоем только под туловище, ноги обойдутся. Другое дело голова, под нее укладывают вещи помягче, и лучше их уложить в какой-нибудь мешочек — будет подушечка, вещи во время сна не рассыплются. Если есть время, площадку надо окопать небольшой канавкой по трем сторонам периметра, прежде всего с верховой стороны, и тогда вода обойдет временное жилище стороной.

Очаг. Место разведения огня (костра) — не пустопорожнее место, которое остается после временных обитателей, его надо определить с таким расчетом, чтобы вокруг не загорелись трава и мох, ветки деревьев и их корни. Нередко бывает, что даже залитый водой костер внезапно возрождается в нескольких местах, и быстро набирает силу на большой площади. Первое правило при разведении костра — это постараться использовать старый очаг, кострище, т. е. уже проверенное на предмет пожара место. Учитывая возможность распространения огня в рыхлой растительной подстилке, опытные таежники и охотники разводят костер на тропах. После разжигания костра надо постоянно следить за ним, чтобы огонь «не убежал», тщательно гася все «убегающие» языки огня. Но огонь может уйти и внутрь земли. Как-то в одном из походов мы готовили обед на костре, разожженном на гравийной косе горной речки. Отойдя километра на три от места обеда и обернувшись случайно назад, мы увидели над лесом синий столб дыма. Стало ясно, что это наша «работа», поэтому, побросав рюкзаки, мы кинулись тушить разраставшийся очаг пожара. Спасла близость воды, мы таскали ее парами в штормовках, заливая рвущееся повсюду из-под гравия пламя. Интересно, что пламя рвалось наружу из старых пней, как из огнеметов.

Как особую примету нашего времени и привилегию нашего таежного края, богатого скальными останцами, центрами отдыха и скалолазания, необходимо отметить такие долговременные укрытия, как спортивные зимовья (на красноярских Столбах такие самодеятельные постройки, играющие роль спортивных баз, называют избами. В вышедшей недавно книжке Б. Тронина «Сказание о Столбах и столбистах» избам посвящена половина публикации).

Спортивное освоение Олхинского плато, и, в частности, его скальников непосредственно связано с окончанием постройки второго обхода Байкала через перевал Ангасольская седловина в 1956 г. Вслед за скалолазанием, начавшимся на скалах пионерского лагеря «Орленок» и переместившимся затем к «Витязю», двигалось и сооружение вначале примитивных срубов полуземлянок (Воробьевское зимовье на Смоленском ключе близ Орленка, 1963 г.), а затем и настоящих изб по типу классических охотничьих зимовий. Из подручного сухостоя молодые спортивные команды, преимущественно студенческие, осваивали секреты рубки теплых углов «в лапу» и «обло», устройство полов и потолков из расщепленных стволов деревьев, искали сухие площадки на берегах ручьев и родников.

Было престижно каждой команде иметь свою базу — зимовье, так появляются Госовские, Спартаковские, шелеховские, ангарские, усольские и пр. зимовья. Ребята начинают думать и об архитектуре, сооружают двухэтажные и многоугольные в плане дома (к примеру, известная «Гайка», сегодня одно из зимовий из-за сложного плана зовется «Шайба»). Для улучшения освещенности помещений наверху, на кровле, приспосабливаются светопрозрачные конструкции для устройства зенитных фонарей (зимовье Т. Лисовской на Горнолыжке). Обязательным элементом, придающим такому загородному молодежному дому-клубу особую привлекательность и комфортность, становится сооружение в комплексе с зимовьем бани, причем с обязательной раздевалкой. В итоге зимовья с их комплексами бытовых удобств, включая отдельные навесы-беседки, качели, затейливые по архитектуре туалеты, тесовые дорожки и даже небольшие парники перешли из чисто спортивной «фазы» в место общения людей определенного возраста, часто и смешанного состава, объединенных общими интересами, жизненным укладом и взаимными симпатиями. Такой является «зимуха» спасателей МЧС, построенная еще поколением отцов-туристов, куда они в редкие свободные выходные дни собираются в основном вспомнить спортивное прошлое, а заодно и капитально отдохнуть после трудовой недели. Только вот одна забота всегда будет главной у владельцев никак не оформленного нигде никакими документами лесного коллективного имущества — как сохранить его на долгие годы от разных напастей, ведь оно остается бесхозным минимум на пять рабочих дней (ставить на двери замки бесполезно, да и разозлить можно случайного посетителя). Спасатели составили расписание дежурств на выходные дни, время возможного прихода непрошеных гостей, которые могут не только напакостить, но по неосторожности и спалить «жилуху» (добро ведь не свое). Вот почему строители зимовий всегда озабочены перед строительством поисками такого укромного местечка, которое бы не выдавало наличие жилья, а после постройки зимовья кружат по тропам, прежде чем выйти к нему, маскируют подходную тропу.

Владимир Тракай, лесник шелеховского лесхоза, хранитель лесных угодий в границах Малой и Большой Олхи, считает, что на его территории не менее сорока спортивных изб, и что их надо вместе беречь, т. к. их хозяева не только лучшие друзья леса, но и хорошие защитники его от лесных пожаров. А свои требования к  непрошенным гостям он сформулировал в виде своеобразного кодекса чести посетителя сибирских зимовий:

1. Закон тайги — не навреди, не бери чужое, взятые вещи или продукты верни или компенсируй;

2. Уважай хозяев: если зимовье понравилось, и вы хотели бы использовать его для своих ночлегов, постарайтесь познакомиться с хозяевами и договориться с ними. Вряд ли кто будет жадничать;

3. Уходя, наведи после себя порядок и чистоту в зимовье. Одно полено сжег, заготовь два. Оставь записку с благодарностью хозяевам.

 


Источник: http://www.baikaldivo.ru/library/tourizm/fold_01/article_52.htm


Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу

Навес из пленки в лесу